О новых вызовах в обучении иностранным языкам и новых возможностях преподавания этого предмета, о том, как готовиться к ЕГЭ и как воспитать патриотизм на уроках английского, рассказывает Мария Валерьевна Вербицкая – доктор филологических наук, профессор, руководитель авторского коллектива УМК серии FORWARD, председатель Федеральной комиссии ЕГЭ по разработке контрольно-измерительных материалов (КИМ) ЕГЭ по иностранным языкам. 

– Поколение, которое сегодня ходит в школу, родилось уже после интернет-революции 90-х годов XX века. Эти дети выросли в новой среде. Нужен ли им вообще традиционный курс английского языка? 

– За несколько десятилетий произошли огромные изменения. Когда я была студенткой, современными писателями считались Драйзер и Голсуорси, а из СМИ была доступна только газета английских коммунистов «Morning Star». Сегодня в разных регионах России, в городах и в деревнях, есть замечательные учителя иностранного языка и школы, которые дают прекрасное языковое образование. В некоторых городах появились английские кафе, где взрослые могут поговорить по-английски. Но когда мы говорим о новой среде, имеем в виду, в первую очередь, Интернет, в котором есть все – современные писатели, газеты, журналы, фильмы, научно-популярные тексты, энциклопедии для детей. Эта среда – хороший помощник. Впрочем, если ребенок начнет смотреть фильм на английском языке или читать странички Интернета, не имея освоенного запаса слов и грамматических структур, то он поймет мало. Я за то, чтобы не полагаться на среду, а целенаправленно изучать язык. Главная задача учителя – так подготовить детей, чтобы они могли пользоваться этой средой, и это было им интересно. 

А между тем учитель английского языка с большим стажем с горечью спрашивает меня: «Почему в заданиях ЕГЭ вы не даете к текстам сноски с переводом трудных слов?» Этот педагог так и не понял, что выпускнику надо прочитать текст вместе с трудными словами и понять заложенную в нем основную мысль. Не надо переводить текст для того, чтобы его понять. Наоборот, надо понять, чтобы перевести! В жизни для чтения текста ученику никто не будет предлагать сноски с пояснениями. 

Поэтому, я думаю, в преподавании иностранных языков нам придется отказаться от некоторых мифов. Например, от мифа о том, что, начиная новую тему или новый урок, мы сначала должны ввести новые слова и перевести их на русский язык. Когда школьники откроют Интернет, новую книгу или журнал на английском языке, им никто не будет вводить новых слов. Наша цель – научить их справляться с такими задачами. А это значит, что в новых условиях необходим новый, правильно построенный курс английского языка. 

Правильный УМК – одна из трех составляющих успеха. Два других ингредиента – мотивированный ученик и хороший учитель. 

– Входит в моду то одна, то другая методика преподавания языка. Вечный вопрос – какую методику лучше выбрать? 

– Хорош любой методический прием, который работает, дает результат. А результат – чтобы ученик, студент, ребенок или взрослый мог общаться на языке, слушать и понимать, читать, говорить, откликаться в живой беседе на реплики. 

Одна учительница недавно написала на форуме, что школа дает детям запас слов и грамматических правил, а научить говорению якобы может лишь носитель языка. Я категорически не согласна с тем, что научиться говорению можно только в стране изучаемого языка или в общении с носителем языка. Нет, среду на уроке создает сам учитель. Если он не может говорить на уроке, ему надо этому учиться или уходить из профессии. 

– По мнению некоторых экспертов, обычный ребенок, присутствуя на шести уроках, говорит на них в среднем только три минуты! Можно ли требовать, чтобы он уже в начальной школе заговорил по-английски? 

– К сожалению, многие наши учителя английского языка не очень любят новые формы работы в парах и в малых группах. Они предпочитают говорить на уроках сами. И потому у них складывается впечатление, что такой подход и есть «говорение». Учителя начальной школы удивляются: вот, дети выучили алфавит и «май нэйм из Маша», а о чем им еще говорить? У малышей и слов-то еще нет! Но если не давать детям говорить, они не заговорят! 

Новые учебники дают новые коммуникативные возможности. Возьмите, например, принцип комикса. Это рассказ в картинках, в котором есть короткие фразы и высказывания персонажей. Принцип комикса – работающий, а для начальной школы, как мне кажется, и единственно возможный. Большой текст маленьким детям трудно прочесть. А комикс предлагает им отдельные фразы и речевые клише. Ученик 2–4 классов понимает ситуацию, которую учитель, если необходимо, дополнительно обговаривает на русском языке. Учителя, занимающиеся по нашему УМК FORWARD с удивлением пишут: «У меня ребенок во втором классе начинает говорить!» Важно, что диалог, подкрепленный картинкой, переводить не надо. Таким образом, мы создаем беспереводное понимание. Вот моя любимая история из начальной школы, где мы проходим притяжательные местоимения. Дети идут по дорожке и находят старую соломенную шляпку с двумя дырочками по бокам. Начинается разговор: «Мэри, это твоя шляпа?» – «Нет, это не моя». Наконец оказывается, что это шляпа лошадки. И две дырочки – для ушек. В конце истории дети уже могут спросить: «Is it your hat?» Причем с логически правильным ударением. 

– Язык заряжен той культурой, которая говорит на нем. В требованиях к содержанию образования говорится о способности школьника не только вступать в диалог с носителем языка, но «осуществлять иноязычное межкультурное общение». А между тем есть мнение, что мы должны пересмотреть содержание учебников, написанных в соавторстве с иностранными авторами, чтобы дети не попадали под чужое влияние. Как Вы к этому относитесь? 

– Начиная говорить на иностранном языке, мы входим в другую культуру. Должны ли мы себя при этом полностью перестроить? В какой-то степени мы перестраиваемся, принимаем, например, формулы вежливости иностранного языка, и это естественно. Но значит ли это, что мы отказываемся от своей культуры? Я убеждена, что изучение иностранного языка помогает культурной самоидентификации ребенка. Пока мы не познакомились с другой культурой, мы не видим себя. Мы воспринимаем свое как привычное, единственно возможное. Встречаясь с другой культурой, мы по-другому начинаем видеть себя и свою историю. В этом смысле иностранный язык, как бы высокопарно это ни звучало, работает на воспитание гражданина и патриота. Но при этом нельзя, чтобы некоторые модели поведения внутри другой культуры, некоторые паттерны, как говорят социологи, проникали в учебники. Наш УМК FORWARD делался в соавторстве с британцами. Но философия, идеология, методика учебника – наши. Мы хотим по-английски рассказать миру о том хорошем, что есть в России. У нас есть тексты не только об английской королеве Елизавете, но и о Петре Петром; в нашем учебнике на английском языке рассказывается про русское чаепитие и про русскую масленицу. 

– Как часто нужно менять материал в учебнике иностранного языка? 

– Это трудный вопрос. 10–15 лет – это нормальный срок жизни для учебника иностранного языка. Английский алфавит остается прежним, грамматическая система изменяется в течение гораздо более длительного периода, сленга мы не изучаем. Изменения, связанные с новыми принципами сдачи ОГЭ и ЕГЭ, с обновлением демоверсий ЕГЭ, мы, конечно, будем вносить регулярно. 

– Есть ли в школах Англии или США методики изучения иностранного языка, которые нам можно было бы перенять? 

– Мы всегда ругаем нашу школу за то, что она не так учит иностранному языку. Но, знаете, я не видела еще ни одного американского ребенка, который, обучаясь бы только в школе, начал говорить по-французски или на любом другом иностранном языке. Даже в Англии это встречается лишь в том случае, когда английский школьник ездит во Францию или учится на французских языковых курсах. А российские школьники все-таки говорят по-английски! 

– К чему должен готовиться школьник, если он хочет хорошо сдать ОГЭ и ЕГЭ по иностранному языку? 

– Дело в том, что ОГЭ и ЕГЭ реально построены на владении языком. Но для некоторых старшеклассников именно это оказывается сложнее всего. Когда меня спрашивают, как подготовиться к ЕГЭ и как добиться успеха, я говорю: здесь есть три составляющие. Первая – надо хорошо учиться в школе, аккуратно выполнять домашние задания. Вторая – надо знать, что придется делать на ЕГЭ. Смешно читать апелляции, в которых авторы пишут: моя дочь не знала, что на ЕГЭ по английскому языку ей придется делать то-то. Хочется спросить: когда эти мамы и папы шли сдавать экзамен на права, они тоже не знали, что им придется делать? 

И третья составляющая: старшекласснику надо хотя бы немного читать по-английски для себя, смотреть фильмы, знакомиться с интернет-страничками. Мотивация ученика при подготовке к ЕГЭ – важнее всего.