Закон «Об образовании в РФ» гарантирует равные условия для получения качественного образования всем детям, включая тех, кто имеет ограниченные возможности здоровья. Это означает, что все школы по желанию родителей и направлению психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) обязаны принять учеников с особыми образовательными потребностями и обеспечить для них специальные условия для получения образования. Для обозначения совместного обучения в законе употребляется термин «инклюзивное образование», который все активнее входит в нашу повседневную жизнь.

Как это было раньше?

Но так было не всегда. До того как Закон «Об образовании в РФ» вступил в силу, обучение детей с ОВЗ было «делом рук самих утопающих», то есть родителей таких детей. Все зависело от их силы воли и стремления достичь желаемой цели.

Еще недавно полагали, что дети с синдромом Дауна необучаемы, рождение такого ребенка считалось чуть ли не приговором. Однако благодаря усилиям заботливых и целеустремленных родителей такие дети способны добиться многого.

Об этом написал телеведущий и журналист Михаил Комлев в книге «Как общаться с солнечными детьми?».

Мы поговорили с родителями таких детей, чтобы представить себе ситуацию недавнего прошлого.

«Сейчас у людей столько возможностей для образования детей-инвалидов, а в наше время (в 1990-е годы) такого не было, — вспоминает Зинаида Вострикова, мама Андрея с синдромом Дауна. — О том, чтобы отдать сына в обычную школу, я даже не мечтала, поскольку с большим трудом мне удалось его устроить в коррекционную. И то не с первой попытки, поскольку во многих местах директора трясли передо мной приказами и постановлениями, согласно которым дети с синдромом Дауна необучаемые и в такие школы не принимаются. Но все-таки нашлись люди, которые отнеслись с пониманием и помогли нам поступить на обучение в коррекционную школу. Но я и сама очень старалась, много с ним занималась, учила его писать и читать».

По окончании школы Андрей выучился на кондитера, но по специальности работу с таким диагнозом не найти, по крайней мере в Воронеже, где он проживает.

Тем не менее жизнь Андрея складывается успешно: он чемпион специализированной Олимпиады по спортивной гимнастике. Сейчас ему 31 год.


овз1.jpg

Рамзия Зарипова, мама Лейсан, у которой тоже диагноз «синдром Дауна», в свое время была вынуждена преодолеть немало препятствий для того, чтобы дать образование дочери.

Условий в небольшом поселке в Республике Татарстан, где проживает их семья, для этого практически не было. Попытки организовать для Лейсан надомное обучение не увенчались особым успехом: учителя приходили редко, о том, как обращаться с таким ребенком, представления не имели. Тогда родителям Лейсан пришлось самим взяться за образование дочери, более того, немало усилий они потратили на то, чтобы привить ей интерес к спорту, и это им удалось в полной мере.

Сейчас Лейсан 22 года, она увлекается настольным теннисом, является тренером по танцевальной Zumba и с недавних пор начала заниматься силовой Zumba. На ее счету несколько побед во всероссийских и международных спортивных соревнованиях и конкурсах.

Рамзия Зарипова ведет страничку в Facebook, на которой делится успехами своей дочери и старается вселить оптимизм в других. Вот лишь некоторые цитаты:

«Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать».

«Мы сами придумываем себе проблемы, преграды, комплексы и рамки. Освободи себя – вдохни жизнь, и поймешь, что ты можешь все».

«И сегодняшний день прошел не зря. Идем домой после тренировок. Лейсан вся светится от счастья. Ее улыбка придает мне силы, вдохновляет, мотивирует. Вместе с Лейсанкой я и себя настраиваю на успех, шепчу про себя: "Только не ленись, только не переживай, все у тебя получится!" Нам ни в коем случае нельзя отрывать взгляд от своей цели. Если ты в себя не веришь, кто же поверит? Нужно постараться сделать жизнь вокруг себя красивой. Когда мы сильно этого хотим, вся Вселенная будет способствовать этому. Всем добра!»


Читайте также:

Инклюзивное образование в России: разрушая барьеры и создавая условия



Вот еще одна судьба человека с синдромом Дауна — Влада Ситдикова из Москвы (сегодня он чемпион по жиму штанги).

С образованием ему повезло чуть больше, чем Лейсан Зариповой и Андрею Вострикову, — может быть, благодаря тому, что он москвич.

«Влад весьма успешно учился в обычной школе до 7-го класса. Потом я сама, по собственной инициативе, перевела его в коррекционную школу, — рассказывает его мама Марина Ситдикова. — Мне хотелось, чтобы он овладел навыками самообслуживания, и хотя я его сама этому учила, но в школе, как мне тогда казалось, условий для этого больше. У них была специальная комната, оборудованная всей необходимой бытовой техникой: холодильником, стиральной машинкой, духовкой. Но, как потом выяснилось, детям эти приборы только показывали и объясняли, как этим пользоваться, а на практике не разрешали ни к чему прикасаться. Правда, в мастерских их обучали работать по дереву на станках.

А вот психологической помощи никакой ребятам не оказывалось, хотя психолог в школе работал, и был кабинет психологии, но там ребята только смотрели мультики.

В общем, я в коррекционной школе разочаровалась. При наличии ресурсов, хорошего оборудования должной работы с детьми не проводилось, и многое оказалось фикцией.

Боюсь, что инклюзивное образование тоже станет фикцией, если учителя не захотят заниматься с такими детьми, а родители здоровых учащихся будут сопротивляться совместному обучению».

«Можно иметь какие угодно ресурсы, но они не сработают, если у людей «разруха в головах», — делает вывод Марина Ситдикова.

День сегодняшний: программы, нормативы, ресурсные классы

В п. 3 ст. 79 закона об образовании подробно разъясняется, какие именно условия должны быть созданы для детей с ОВЗ: от использования специальных образовательных программ и методов обучения и воспитания до организации доступа в здания школ и «другие условия, без которых невозможно или затруднено освоение образовательных программ обучающимися с ограниченными возможностями здоровья». В п. 4 ст. 79 уточняется, что образование таких обучающихся может быть организовано как в отдельных учреждениях, так и в обычных школах – в отдельных классах, группах или совместно с другими детьми.

овз2.jpg

Адаптированные программы

В 2015 году был принят ФГОС для детей с ОВЗ, предусматривающий 4 типа адаптированных основных общеобразовательных программ.

1-й вариант: обучающийся получает образование, полностью соответствующее по итоговым достижениям к моменту завершения обучения образованию сверстников, находясь в их среде и в те же сроки обучения;

2-й вариант: обучающийся получает такое же образование, как дети без ограничений по здоровью, но в пролонгированные сроки обучения;

3-й вариант: обучающийся получает образование, которое по содержанию и итоговым достижениям не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников, не имеющих дополнительных ограничений по возможностям здоровья, в пролонгированные сроки (для обучающихся с нарушением слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, расстройством аутистического спектра и умственной отсталостью);

4-й вариант: обучающийся получает образование, которое по содержанию и итоговым достижениям не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников, не имеющих дополнительных ограничений по возможностям здоровья, в пролонгированные сроки (для обучающихся с умственной отсталостью (умеренной, тяжелой, глубокой степени, тяжелыми и множественными нарушениями развития).

Подробнее об адаптированных основных общеобразовательных программах читайте здесь.

На основе каждого варианта программы образовательная организация разрабатывает специальную индивидуальную программу развития (СИПР) для детей с ОВЗ.

Кроме этого, разработаны СанПиНы, регламентирующие количество детей с ОВЗ в обычном классе.


Подробнее здесь: Инклюзивное образование в России: вопросы и ответы


Ресурсные классы

Вместе с понятием «инклюзивное образование» педагогический лексикон обогатился термином «ресурсный класс», который создается для детей с ОВЗ в стенах общеобразовательной школы. Предполагается, что такие классы обладают всеми необходимыми «ресурсами»: специалистами, методиками, оборудованием.

В настоящее время отрабатывается 3 модели инклюзивного образования:

  • Ребенок с ОВЗ находится в обычном классе, но в сопровождении тьюторов или других специалистов.
  • Ребенок с ОВЗ учится в ресурсном классе, где для него созданы особые условия, но есть предметы, которые он изучает вместе с обычными детьми (музыка, ИЗО, физкультура, технология, окружающий мир), а также участвует во внешкольных мероприятиях.
  • Ребенок с ОВЗ учится в автономном ресурсном классе, но в стенах обычной школы, с выходом на общие мероприятия, с большими возможностями для социализации в среде сверстников.

О том, как работает ресурсный класс на практике, рассказывает Наталья Лахина, учитель ресурсного класса школы № 9, г. Воронеж:

«1 сентября 2015 года в нашей школе был открыт ресурсный класс для подготовки к совместному обучению детей с РАС (расстройством аутистического спектра). Если диагноз РАС ничем не отягощен, ребенок может обучаться вместе со всеми, у него необходимо сформировать только навыки общения, и он может заниматься по обычной программе. Если сопутствующий диагноз «задержка психического развития», то он нуждается в пролонгированном обучении, по завершении которого может получить аттестат. Однако есть такие нарушения, при которых дети не смогут получить цензовое образование, и тогда для их обучения должны быть созданы условия обучения по адаптированной программе».

Нина Овчарова, тьютор ресурсного класса школы № 92, г. Воронеж:

«Есть несколько критериев, по которым мы видим, готов ли ребенок к переводу в общеобразовательный класс. При этом уровень инклюзии бывает разным: одни дети готовы к совместному обучению на 100%, другие на 60%, то есть они могут посещать занятия по некоторым предметам (например, физкультуру, технологию, ИЗО), остальные дисциплины изучаются индивидуально».


Смотрите также: Экскурсия по инклюзивной школе «Ковчег»

Уроки доброты

Педагоги отмечают, что введение инклюзивного образования требует специальной предварительной подготовки, в процессе которой происходит не только обучение педагогов и разработка методических, правовых документов, но также психологическая подготовка родителей и детей из обычного класса к принятию сверстников с различными нарушениями здоровья.

Это чрезвычайно важный, а может быть, и самый главный момент, без которого инклюзивное образование просто не состоится.

На вопрос о том, как преодолеть эти трудности, отвечают специалисты-практики.

Ирина Жидкова, заместитель директора по коррекционной работе Котовской школы-интерната для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья, Тамбовская область:

— Самая большая проблема — научиться работать с такими детьми и принимать их особенности. Мы должны относиться к ним уважительно и учитывать их интересы. Если мы будем толерантны по отношению к таким детям, то многие трудности будут сняты.

Анна Кузнецова, дефектолог, учитель класса для детей со сложными и множественными дефектами красноярской общеобразовательной школы № 5:

— Сейчас многое делается для просвещения людей в этом плане: по телевидению идет социальная реклама под лозунгом «Люди так не делятся», документальные фильмы, такие как «О любви», «Антон тут рядом».

Инклюзивное воспитание и образование детей с ограниченными возможностями здоровья следует начинать с самых ранних лет. Общеизвестно, что именно в дошкольном детстве в человеке закладываются навыки социального общения, которые помогут ему в будущей взрослой жизни.

Начиная с детского сада, надо проводить уроки доброты. Малыши нормально воспринимают своих сверстников с различными нарушениями, у них нет отторжения по отношению к ним. Если вся группа после детского сада переходит в первый класс вместе с больными ребятами, никаких проблем с инклюзией в школе уже не возникнет.

Для «обычных» детей опыт совместной с особенными детьми игровой и учебной деятельности приведет к наиболее внимательному и заботливому отношению к окружающему миру.

В свою очередь, детям с особенностями развития постоянное общение со здоровыми сверстниками дает возможность выстраивать модель здоровой нормальной жизни, предоставляет условия для наиболее полного раскрытия его потенциала.

Нельзя не оценить тот момент, что инклюзивное воспитание и образование дает семье ребенка с ОВЗ возможность жить полноценной жизнью, дает возможность стремиться вместе с ребенком к успешности, к дальнейшему развитию личности, к достижению поставленных целей.


Это интересно: О правах ребенка

Роман Реуэль, директор школы «Ковчег», г. Москва:

— В школе надо создать такие условия, которые заинтересуют всех детей — и с ограниченными возможностями, и здоровых. Например, в кружок керамики у нас ходят самые разные дети, в ансамбле скрипачей наряду с обычными детьми играет слабослышащий мальчик.

Сейчас при школе действует ипподром, несколько музеев, в том числе Музей кочевой культуры, в котором размещены подлинные экспонаты из Монголии, Киргизии, Ямало-Ненецкого автономного округа. Музей предполагает интерактивные методы работы с учащимися. Мальчики здесь могут ощутить себя в роли табунщиков, оленеводов и охотников: их учат бросать аркан, правильно и метко стрелять из лука. Девочки стараются освоить роль хозяек – учатся делать нити из жил оленя, берестяную посуду, собирать юрту. Музей был создан 13 лет назад, чтобы в живой, интересной форме рассказывать детям о разных народах. Мы работаем с особыми детьми, не похожими на их сверстников. И мы учим детей хорошо относиться к людям, которые на них не похожи.

Музей и школа выполняют одинаковые задачи.

Михаил Комлев, телеведущий, журналист, автор книги «Как общаться с солнечными детьми?», дает рекомендации педагогам, как строить отношения с детьми, имеющими синдром Дауна:

  • Главный совет – любить, понимать, принимать и не закрываться от них, быть толерантными ко всем. Когда родители, педагоги, дети будут на одной волне, то все будут услышаны и поняты.
  • Надо менять сознание и отношение людей к таким детям. Люди меняются в лучшую сторону, когда к ним приходят «солнечные» дети. Они должны заниматься в обычных школах, потому что они учат людей пониманию, состраданию.
  • Совет учителю: ребенок с синдромом Дауна — особенный и к нему требуется особый подход. Невозможно требовать от него того же самого, что и от обычных учеников. Такие ребята не смогут учиться по общей программе, хотя многие из них достигают успеха, если к ним правильно относиться.
  • Надо больше общаться с «солнечными» детьми внеурочно, ходить на различные мероприятия (спортивные, театральные) с участием таким детей, чтобы глубже их понять. И когда педагоги начнут их понимать, они к ним совсем по-другому будут относиться и других детей научат этому. Это большая ответственная работа.

Социализация детей с ОВЗ

Стандарты для детей с ОВЗ наряду с академическим компонентом предусматривают и социализацию ребенка, причем, чем глубже интеллектуальные нарушения в его развитии, тем больше времени потребуется на решение этой задачи. Как в связи с этим должна перестроиться урочная и внеурочная деятельность школы?

Отвечает Елена Дробышева, учитель-логопед школы № 29 Энгельсского муниципального района Саратовской области:

— Учитель должен знать и учитывать в своей работе с особенными детьми множество разнообразных нюансов, придерживаясь принципа «Не навреди!». Допустим, дети с интеллектуальными нарушениями не способны на слух воспринять материал, многие понятия они способны усвоить только благодаря зрительным ориентирам и тактильным ощущениям. Внеклассная работа тоже должна быть индивидуализирована и направлена на раскрытие творческого потенциала каждого ребенка в тех областях, в которых он проявляет особые способности. Например, если ребенок с аутизмом не может петь и танцевать, но прекрасно рисует и лепит, предоставьте ему такую возможность. Важно у ребенка с каким-либо ограничением здоровья найти тот сохранный ресурс, благодаря которому можно с ним двигаться дальше. Способности каждого надо развивать, только тогда ребенок даст нам положительную динамику развития и достигнет успеха в той или иной области. И конечно, большое внимание надо уделять успешной социализации и дальнейшей профориентации детей с ограниченными возможностями здоровья.

Социализация — это еще и экскурсии, на которых дети учатся себя правильно вести в общественных местах, и походы в магазин, где оттачивается умение общаться с продавцом и считать сдачу, и заказ платья в ателье. Это важно для умственно отсталых, для слепых, глухих детей. Самостоятельно они к этому не придут, это требует специального обучения.

Конечно, ответить в одной статье на все вопросы про инклюзивное образование невозможно. Тема эта новая и многогранная.

А пока ответим на главный вопрос: что такое инклюзивное образование?

Инклюзивное образование — это не только доступная среда, но и готовность педагогов и детей встречать таких ребят. Нужно быть готовыми постоянно меняться самим и менять уклад школы, расписание занятий. Школа должна подстраиваться под особенности каждого ребенка и работать с родителями.

Ольга ДАШКОВСКАЯ


*С мая 2017 года объединенная издательская группа «ДРОФА-ВЕНТАНА» входит в корпорацию «Российский учебник». В корпорацию также вошли издательство «Астрель», компания по оснащению образовательных организаций оборудованием «ДРОФА-новая школа» и цифровая образовательная платформа «LECTA». Генеральным директором назначен Александр Брычкин, выпускник Финансовой академии при Правительстве РФ, кандидат экономических наук, руководитель инновационных проектов издательства «ДРОФА» в сфере цифрового образования.