Материал подготовлен на основе вебинара «Современные литературоведческие и литературно-критические издания».

Борис ЛанинБорис Ланин, доктор филологических наук, автор УМК и учебников по литературе, профессор Института стратегии развития образования РАО: «Я решил сегодняшнюю лекцию посвятить тому, какие книжки могли бы быть полезными учителю? Я заранее решил книжки Быкова не трогать, тут бренд говорит за себя, Быкова всегда надо читать. И Наталью Долинину решил не трогать — и так все знают, что это вам надо. А решил обратиться к тем книгам, которые очень приятны мне самому. И может быть во многом сыграли свою роль в профессиональном становлении».

Когда, как не летом читать взахлеб и с пользой для себя? Рекомендуемые книги не просто интересны, но и нужны учителю-филологу для выстраивания собственной литературно-критической и методической позиции.

Правда, список начинается с очень старой, но с каждым прочтением обновляющей сознание учителя книги Алексея Чичерина «Очерки по истории русского литературного стиля». Она для многократного перечитывания: как ни крутится калейдоскоп методических мод, а идея проникновения в произведение через стиль автора бессмертна.

Литература — искусство слова, в ней нет идей без стиля. Стиль и есть идея. Книга рассматривает проблемы стиля в литературе XII-XVIIвв., прозаический стиль литературы XIX в., есть глава «Лирический стиль». К примеру, «Шинель» Гоголя: вторжение крупных деталей порождает сложный синтаксический фон… толкучка служебных слов передает растерянность....периоды из 214 слов усиливают неразбериху мира героя. Трудно назвать литературоведа, который так внимательно следит за языком. Или Евгений Баратынский «Когда исчезнет омраченье»: эпитеты расставлены, как фигуры на шахматной доске — белые и черные:

Когда исчезнет омраченье
Души болезненной моей?
Когда увижу разрешенье
Меня опутавших сетей?
Когда сей демон, наводящий
На ум мой сон, его мертвящий,
Отыдет, чадный, от меня
И я увижу луч блестящий
Всеозаряющего дня? 

Михаил Гаспаров «Ясные стихи и темные стихи». Анализ лирики от высокого мэтра — это всегда чисто, просто, точно — без накручивания терминов и понятий. Например, Афанасий Фет «Шепот, робкое дыханье»: стихотворение идет от широкого к узкому, от понятного к тайному. Смену расширений и сужений легко проследить по тексту, взгляд несколько раз переходит с дальнего на ближнее, завершается выходом на зарю — и в небе, и в душе лирического героя:

В дымных тучках пурпур розы,
                  Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
                   И заря, заря!

Петр Вайль «Стихи про меня». Его с Генисом книга «Родная речь» в 90-е вышла миллионным тиражом и во многом перестроила отношение к классике учителей, а значит, изменила преподавание литературы. Что касается этой книги, она построена так: любимое стихотворение автора сопровождается короткой личной историей или размышлением, с ним ассоциирующимся. Довольно своеобразный способ комментирования текста: понимание без обращения к словам стихотворения, рождающееся из одной только поэтической атмосферы: Волошин, Цветаева, Окуджава, Бродский и другие. Такие разборы воспитывают вкус — ведь вкус рассказчика безупречен.

Соломон Волков «История русской культуры XX века от Льва Толстого до Александра Солженицына». Книга написана со знанием эпохи и людей, ее представлявших. Взгляд на весь XX век, может, и не глубокий, но целостный. Книга открывает много фактов, ранее широко не известных, но характеризующих жизнь людей искусства в СССР. Например, культурная независимость художника была синонимом антисоветского, но в ходу было и слово «несоветское», другая грань порицания отдельности человека. Уникальность книги в том, что о писателях рассказывается в общем контексте культуры, то есть и о художниках, музыкантах, режиссерах и других ярких современниках. Например, Тарковский, Бродский, Шнитке имели много общего в своих устремлениях.

Вячеслав Пьецух «Рассуждения о писателях». Книга рекомендуется как образец отличного письма на русском языке. Волшебное, несравнимое владение этого писателя языком нас обогатит и доставит эстетическое наслаждение. Дело даже не в писателях.

Таким образом список Бориса Ланина направлен на оттачивание художественного вкуса и чувства стиля учителя-словесника.

Записала Людмила Кожурина