К чему приведёт географию новая концепция?

Разработка концептуальных подходов к изучению различных школьных предметов стала актуальной тенденцией нашего времени. Уже разработаны концепции по ряду дисциплин (русский язык, литература, отечественная история, математика), теперь очередь дошла и до географии (Концепция развития географического образования в Российской Федерации).

Разработка концептуальных подходов к изучению различных школьных предметов стала актуальной тенденцией нашего времени. Уже разработаны концепции по ряду дисциплин (русский язык, литература, отечественная история, математика), теперь очередь дошла и до географии (Концепция развития географического образования в Российской Федерации).

Проект этого документа создан межведомственной рабочей группой под эгидой Русского географического общества и Министерства образования и науки РФ. Он представляет собой систему взглядов на базовые принципы, приоритеты, цели, задачи и основные направления развития школьного географического образования и просвещения.

По мнению авторов проекта документа, современная система географического образования не отвечает запросам времени и требует существенной коррекции. В проекте концепции представлены предложения по разработке нового стандарта школьного географического образования и требований к структуре учебно-методического комплекса; даны рекомендации по проведению конкурса и созданию новых линий учебников по географии; организации курсов повышения квалификации учителей.

В июле – августе 2016 года в Российской академии образования пройдёт серия съездов представителей ассоциаций учителей-предметников, посвящённых обсуждению проблем преподавания школьных предметов. Открыл серию этих мероприятий съезд учителей химии, состоявшийся 19 июля, а 26 августа состоится съезд представителей ассоциации учителей географии, где будет обсуждаться, в том числе, и проект Концепции. В работе съезда примет участие академик РАО, главный редактор журнала «География в школе» Михаил Викторович Рыжаков.

Объединенная издательская группа «ДРОФА» – «ВЕНТАНА-ГРАФ» обратилась за экспертным мнением к Михаилу Викторовичу и попросила его поделиться своими размышлениями о проекте данной Концепции.

– Как бы Вы обосновали необходимость разработки Концепция развития географического образования в Российской Федерации?

– Концепция – очень важный, нужный и ответственный документ. В основе которого глубокий анализ, рефлексия, прогноз, проект основных направлений развития в будущем. Поэтому концепция не может создаваться «на пустом месте». Тем более концепция такого уровня. Ведь заявлено, что это концепция развития географического образования в крупнейшей стране мира — России!
Почему я говорю «на пустом месте»? За последние 20 лет разработано как минимум две концепции и концепция федерального государственного образовательного стандарта по географии, которая была признана лучшей на Всероссийском конкурсе стандартов. Впечатление такое, что авторы обсуждаемого текста об этом ничего не знают. Здесь видится первое и крайне серьёзное методологическое упущение. Без серьёзного анализа, сделанного до вас в интересующей вас сфере, ничего путного получиться не может. И вы будете обречены повторять уже давно известное, «ходить по кругу», что и демонстрирует обсуждаемый текст проекта. По этой же причине вне поля зрения авторов остались те проблемы, решение которых, прежде всего и определяют векторы развития географии как школьного предмета, да и в целом географического образования. Речь идёт о правовом поле, которое изменилось. Речь идёт о научном географическом знании, которое уже давно ушло от парадигмы «изучаем, что где находится». Между прочим, термину «конструктивная география» скоро исполнится 40 лет, а мы всё занимаемся страноведением. Появилась совершенно новая информационная среда, и даже – виртуальная реальность. Обострились, по-новому осознаются многие экологические проблемы, вопросы геополитики. Всё более активное сопротивление встречают идеи глобализации, особенно в крупных государствах. И многое, многое другое. Здесь и надо искать обоснование новой концепции, однако ничего подобного мы не видим. Такой подход с неизбежностью приводит впоследствии к профессиональной декомпетенции, потере профессионализма.

– Согласны ли Вы с утверждением авторов проекта концепции о том, что «система географического образования и просвещения, сложившаяся в России на протяжении многих лет, в настоящее время находится в состоянии деградации, что проявляется, в частности, в постоянном уменьшении количества часов, выделяемых на преподавание географии в основной и старшей школе»?

– Я разделяю это мнение. Но надо обосновать причину, по которой это произошло. Уменьшение количества часов – это не причина, а следствие. А главная причина заключается в том, что в нынешнем виде школьная география мало кому интересна. Её образовательная ценность постоянно уменьшается. Можно сказать, что школьная география всё хуже выполняет возложенные на неё задачи (функции). Вы, конечно же, спросите, что это за функции? Я бы тоже спросил, но авторы концепции, похоже, этим вопросом даже не задавались. Поэтому попробую высказать ряд позиций, не претендуя на истину в последней инстанции. Идти надо от уникальности географического знания, в том числе и школьного. Здесь мы точно не ошибёмся: Земля – главный и единственный объект географического образования. А география – единственный учебный предмет, дающий целостное представление о Земле, как небесном теле и планете людей. Географическое знание – надёжная основа для воспитания ответственного, бережливого гражданина своей страны и всей планеты как общего дома человечества. После этого можно формировать спектр целей и получить достаточно полное представление о возможной структуре и содержании нашего предмета.
Обратите внимание на то, что в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в РФ» и Федеральными государственными образовательным стандартами содержание образования определяется участниками образовательного процесса самостоятельно. Уменьшение часов на географию свидетельствует прежде всего о том, что школьные администрации не видят большой пользы от изучения этой дисциплины. Положение усугубляется ещё и тем, что у географии появились «конкуренты» в лице таких предметов, как обществознание, ОБЖ, экономика, экология, в рамках которых изучается много тем, представленных и в курсе географии. Примеры здесь не требуются, учителя очень хорошо об этом знают.

То же самое происходит и в системе высшего образования. В экономических вузах и на географических факультетах география уже перестала быть обязательным предметом на вступительных экзаменах. Вполне возможно, что скоро география уйдёт из педагогических университетов. Дело в том, что в ноябре прошлого года в Москве прошла Всероссийская конференция по обсуждению результатов проектов модернизации педагогического образования,  на которой серьёзно обсуждался и продолжает обсуждаться новый профиль подготовки: «учитель основного общего образования». Не учитель географии, физики, биологии или химии, а учитель основного общего образования. Можно только предполагать, что станет с соответствующими факультетами.

Если авторы концепции утверждают, что существующая система деградировала, значит, надо искать системные варианты решений. И здесь мы видим ещё одну фундаментальную ошибку, которая состоит в том, что они считают существующую структуру школьной географии незыблемой и не предлагают никаких изменений в этом направлении, ограничиваясь лишь косметическими «в масштабах предмета» мерами. При этом авторы даже не задаются вопросами: а нужны ли те курсы, что есть в школьной программе сейчас? Отвечают ли они потребностям современного общества? В правильной ли последовательности они изучаются, или их надо заменить другими? А ведь существующая ныне структура курса была создана более полувека назад. Мне представляется, что она давно устарела. Действительно, зачем нужны в основе своей страноведческие курсы, когда есть огромное количество источников информации на эту тему. Может быть, лучше всё-таки сосредоточиться на объяснении причин или следствий? Учить детей размышлять, а не запоминать и ретранслировать?

– Насколько эффективны, по Вашему мнению, основные направления реализации концепции, предложенные авторами, в числе которых – сохранение количества часов по предмету география в объеме 2-х часов в неделю в каждом классе (с 6 по 9 класс), введение курса «География родного края» для 8–9-х классов по 1 часу в неделю в каждом классе за счёт части учебного плана, формируемой участниками образовательного процесса?

– Мы сегодня живём в новых реалиях. Базисный учебный план, утверждавшийся на федеральном уровне, отменён, государство количество часов на учебные предметы не регулирует. Осталась только предельно допустимая учебная нагрузка. Если разработчики концепции адресуют свои пожелания директорам школ, то повторюсь, мало кто захочет тратить драгоценное учебное время на изучение бесполезного, по их мнению, предмета. Если вспомнить историю, то самое большое количество времени на изучение географии – 17 часов в неделю – отводилось в СССР в довоенные годы. Это не менее 40% учебного времени. В то время единственным источником информации по географии был учебник, который открывал детям окно в мир. После Великой отечественной войны наша страна всё больше открывалась миру, и мир открывался нам. Бурно развивались человеческие контакты. Вспомним, например, о Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Москве, бурное развитие телевидения и т. д. Огромный объём географической информации люди стали получать вне школы, естественно, сокращалось и время, отводимое на изучение предмета. Наконец, капитально начали меняться программы и учебники, особенно в связи с переходом на новое содержание среднего образования (70-е годы XX в.). Страноведческие курсы географии впервые в истории получили общие разделы, предваряющие изучение стран и территорий. Это была первая серьёзная попытка органично вписать теорию в страноведческий контекст. География «училась» не только описывать, но и объяснять объекты и явления. Термин «формирование понятий» на многие годы стал ведущим в методике. Но курсовая структура предмета в целом оставалась прежней. Хотя до сих пор никто не сможет объяснить, почему, например, тектонику плит или климатические закономерности надо изучать в 5–6 классах, а не в старшей школе.

– Может быть, введение обязательных ОГЭ и ЕГЭ по географии поможет изменить ситуацию к лучшему?

– Трудно представить себе, что такое когда-нибудь случится. Но если это решение будет воплощено в жизнь, тогда придётся вводить в качестве обязательных ОГЭ и ЕГЭ по химии, физике, биологии – предметам, общеобразовательное значение которых не подлежит сомнению. Более того, именно они определяют то, что мы сегодня называем научно-техническим прогрессом. Вслед за естественнонаучными дисциплинами подтянутся гуманитарные, формирующие мировоззрение, – история, обществознание, литература, экономика, иностранные языки. И так мы вернёмся к системе, от которой столько лет старательно убегали. Можно ввести географию в качестве обязательного вступительного испытания при приёме на обучение по ряду специальностей/направлений подготовки, как это предлагают авторы концепции. Да, её будут учить, но это не сделает предмет интересным, познавательным, формирующим личность ученика. Не будем забывать о том, что география всегда была мощнейшим средством патриотического воспитания. Только делать это надо умеючи, и большого количества часов для этого не требуется. Да и «обязаловка» здесь точно не поможет.

– По данным Федерального института педагогических измерений (ФИПИ), ЕГЭ по географии сдают менее 3% выпускников 11-х классов, зато ОГЭ по этому предмету выбирают 20–25% учащихся 9-х классов. Как бы Вы объяснили столь странную статистику?

 – С выпускниками средней школы всё понятно: они – прагматики и выбирают только те предметы, которые потребуются для поступления в вуз. Что же касается выпускников 9-х классов, поделюсь любопытным наблюдением: когда я учился в школе, география считалась одним из самых лёгких предметов. Подготовка к ней не требовала больших усилий, неуспевающих по этой дисциплине не было. Думаю, причина предпочтений девятиклассников  понятна – она заключается в том, что подготовиться к экзамену по географии проще, чем к какому-либо другому. Но боюсь, что очень скоро ситуация изменится к худшему. Современные школьники Москвы, утверждают, что это очень сложный предмет, материал перегружен, часто непонятен даже хорошим ученикам. Я расцениваю это явление как очень тревожное, потому что пусть лучше будет легко и интересно, чем трудно и непонятно.

– Разработчики концепции предлагают усилить практическую направленность в преподавании географии, а также развивать различные формы дополнительного образования – традиционные и новые: экскурсии и походы, слёты и соревнования, олимпиады, интеллектуальные турниры, квесты и дискуссионные клубы,  проектно-исследовательскую деятельность... Может, такие формы деятельности увлекут подростков?

– Ничего нового я в этих предложениях не вижу, всё это было и раньше. Часто до половины уроков по естественнонаучным предметам в советских школах посвящалось практическим и лабораторным занятиям. Активно проводились экскурсии, слёты, краеведческая работа и многое другое. Проектная деятельность тоже развивалась, только она называлась по-другому. Десятки и сотни книг написаны на эту тему. Возникает только один вопрос: почему появились подобные предложения? Самым логичным выглядит следующий ответ: скорее всего потому, что ничего этого в школе теперь нет. И в университетах этому практически не учат. Словом, опять мы только в начале пути, но пришли сюда, как говорят, «своим ходом».

– Какие изменения и поправки к проекту концепции Вы бы предложили?

– Я бы её заново написал и выделил бы в ней три крупных блока: 1) школьная география; 2) вузовская география; 3) географическая просветительская деятельность. И в каждом блоке указал бы направление развития. Что же касается школьного курса, требуются кардинальные изменения структуры и содержания. Для того чтобы понять, какие именно изменения потребуются, необходимо провести серьёзные исследования. Убеждён, если привлечь ведущих учёных, педагогов-профессионалов, учителей-практиков, то подготовить такую Концепцию можно, и она будет долго служить нынешнему поколению и будущим поколениям учителей географии.

Беседовала Ольга Дашковская