Интервью А. Ф. Киселева к юбилею издательства «Дрофа»

Александр Киселев: «Дрофа» — ярчайший пример социально оринтированного бизнеса»

В период революционных ломок десятилетия могут составлять целую эпоху, тогда как в спокойные годы эпоха складывается из веков. Нам посчастливилось (или не посчастливилось) жить в исторически спрессованное время. Поэтому двадцать лет в нашем случае – это повод для того, чтобы подвести некоторые итоги и сделать обобщения.

— С издания книг какого жанра начиналась «Дрофа»?


А.Ф.: «Дрофа» – частное предприятие, а значит, прибыль ей жизненно необходима, иначе все громадье планов может остаться мечтаниями идеалистов. В 1991 году «Дрофа» начала свою деятельность с выпуска исторической и детской литературы, детективов и кинороманов, которые в то время оказались самыми востребованными многочисленной армией читателей времен перестройки. Среди первых книг «Дрофы» были издания, созданные на литературной основе теленовелл, особенным спросом пользовались кинороманы – как зарубежные, так и отечественные. Но у истоков «Дрофы» стояли талантливые бизнесмены (да и сейчас они во главе этого издательства), осознающие, что создание капитала – это вопрос актуальный, насущный, но есть еще вопросы вечные, и к ним, в первую очередь, относится образование. А потому через несколько лет после создания «Дрофы» было принято решение о смене издательского профиля. И в 1994 году в свет вышли первые учебники нашего издательства – по москвоведению и экологии. Я считаю, что это было выдающееся решение, позволяющее сочетать вечное с актуальным. С тех пор, будучи коммерческим издательством, «Дрофа» постоянно решает по-настоящему государственные задачи, четко понимая – от того, по каким учебникам будут учиться наши дети сегодня, зависит наше завтра.

— Но как же «Дрофа» решилась столь круто изменить вектор своего движения?

А.Ф.:
 Школа в тот период остро нуждалась в литературе нового поколения, и кто-то обязательно должен был взять на себя почетный и затратный процесс ее подготовки и издания. «Дрофа» же в тот период, да и сейчас, видит свою миссию в служении высокому делу образования нации, а не в печатании «однодневного» ширпотреба. Я думаю, что это говорит о высоких духовно-нравственных началах, заложенных в издательстве «Дрофа» его создателями.

— Чем запомнились прошедшие годы?

А.Ф.:
 В «Дрофе» всегда кипит жизнь: постоянно появляются новые талантливые авторы, открываются новые, неизвестные ранее имена, выходят удивительные учебники. Наша работа приносит удовлетворение и нам, и нашим партнерам, и нашим читателям. А это очень важно, ведь многие сегодня зарабатывают деньги совсем на другом – на обмане пенсионеров, на строительстве финансовых пирамид, пропаганде насилия в кино- и телефильмах. Наш же учредитель – Константин Маратович Драган – еще десять лет назад сказал в одном из интервью, что важно не только то, что «Дрофа» издает, но и то, что ни при каких условиях она не будет издавать всего того, что служит безнравственности, разлагает душу человека, а не наполняет ее светлыми тонами.

— В нашей стране часто говорят об ответственности бизнеса перед обществом, часто говорят, но мало делают…

А.Ф.:
 «Дрофа» – ярчайший пример социально ориентированного бизнеса. Как показало время, наше стремление сочетать зарабатывание денег с полезной обществу деятельностью дало высочайшие результаты. В период, когда школьников в России было 18 миллионов, а не 13, как сейчас, тиражи «Дрофы» превышали 40 миллионов экземпляров в год. Да и сейчас, в период демографического кризиса, они достаточно высоки – 30 миллионов экземпляров, кроме того, мы имеем мощное представительство в Федеральном перечне учебников – более 20 процентов. Такая творческая и одновременно целеустремленная установка «Дрофы» всегда встречала поддержку у тех, кто посвятил себя образованию в России, у профессионалов своего дела. В «Дрофе» сейчас более шести тысяч авторов, которые с большим удовольствием сотрудничают с нами. Эта же установка на социальную ответственность бизнеса помогла собрать в «Дрофе» дружный и ответственный коллектив профессионалов, работающих в тринадцати учебных редакциях, – редакторы, художники, верстальщики, а также менеджеры и маркетологи, помогающие продвигать наш продукт на рынок. 450 сотрудников издательства – это все же очень большая сила. «Дрофа» всегда стремилась действовать во всех сферах образования. Поэтому не случайно в ее составе появились такие издательства, как «Дрофа-Медиа», занимающееся производством уникальных развивающих игр для дошкольников, «Дрофа Плюс», выпускающее великолепные художественные книги для детского и юношеского возраста, издательство «ДИК», до сих пор являющееся единственным высокопрофессиональным производителем атласов, контурных карт и географических справочников для школьников. Двадцать лет истории «Дрофы» показывают, что все, в конце концов, зависит от человеческого мотива, установки. Если говорить сухим языком памфлета – капитализм тоже приносит пользу, и «Дрофа» тому яркое свидетельство. Я думаю, что спустя время мы обязательно напишем свою историю, являющуюся ярким примером того, что может сделать частный бизнес в плане удовлетворения образовательных и культурных потребностей нации, в плане взращивания добра, а не зла, которым пропитан жесткий, а порой и жестокий, сегодняшний мир. Не надо думать, что в этом плане мы уникальны. Многие наши коллеги, мне не хочется называть их конкурентами, и Российский Книжный Союз служат тому же – высокому делу добра. Я не стал бы сегодня, в канун нашего 20-летия, отмечать конкретных сотрудников издательства «Дрофа» или отдельных авторов. Все они – творческие люди, с которыми я с большим интересом и уважением сотрудничаю последние семь лет. Они многому меня научили, мы вместе создали и продвинули огромное количество инноваций. К примеру, сейчас много говорят о системно-деятельностной парадигме образования, а «Дрофа» начала разрабатывать это направление еще десять лет назад. Или ситуация с профильной школой, которая сегодня исключительно актуальна, тоже реализовывалась в «Дрофе» еще на заре осмысления этой проблемы.

— Но идея профильной школы возникла еще в Советском Союзе, «Дрофа» же появилась несколько позже?

А.Ф.:
 Конечно, мы подхватили ее на новом современном этапе, но я должен сказать, что в системе образования нет ни одной идеи, которая в том или ином виде не формулировалась бы раньше. А «Дрофа» всегда впитывала все лучшее, что существовало и в российском, и в западном образовании, и помогала в дальнейшем развитии этого лучшего. Например, всегда много говорилось о необходимости сочетания книжного и электронного носителя в разработке учебника нового поколения. В «Дрофе» же давно разработана и воплощена в жизнь серия «Навигатор». Подобный учебный комплекс по биологии уже получил гриф и внедрен в систему образования, а в ближайшие годы мы выпустим на рынок подобные «Навигаторы» по всем предметам. Это, правда, финансово емкая задача, и ее выполнение будет напрямую зависеть от наших доходов.

— За двадцать лет существования «Дрофы» страна пережила два глубоких экономических кризиса – 1998 и 2008 годов, выбивших с издательского рынка очень многих игроков, оставшиеся же вынуждены были на время или навсегда отказаться от реализации различных социальных программ. Как «Дрофе» удалось пережить этот сложный период?

А.Ф.:
 Нами, как я уже говорил, был сделан исключительно правильный выбор – сочетание актуального с вечным. Каким бы глубоким кризис ни был, родителям все равно надо учить детей, школе нужны учебники, рабочие тетради, учителям – методические материалы, так что наш сегмент рынка никак не мог захлопнуться, что произошло с другими его секторами. Но, конечно же, кризисы задели и нас, ведь значительно снизилась покупательская способность населения. Мы вынуждены были либо снижать цены, либо замораживать их, доводя свою прибыль до минимума. Это были приметы кризиса 1998 года, а вот кризис 2008 года мы прошли исключительно мягко. Большие, чем экономические кризисы, негативные последствия для нас, как и для всей страны в целом, имеет демографический спад. Ведь с начала XXI века до сегодняшнего дня количество школьников в стране сократилась на треть, что, естественно, отразилось и на наших тиражах. Но мы выжили, мы развивались, развиваемся и будем развиваться далее.

— Американский онлайн-магазин «Амазон» опубликовал недавно информацию о том, что на каждые сто бумажных книг с апреля этого года у них продается 105 электронных. Как Вы думаете, сохранится ли в будущем потребность в печатных книгах или книгоиздание все же уйдет в электронный формат?

А.Ф.:
 Думаю, что перспектива за электронными носителями, но это не революция сегодняшнего дня. В той же Америке электронные книги в общем объеме издательской деятельности составляют от трех до пяти процентов. В России по статистике продано 540 тысяч ридеров, тогда как тиражи печатной продукции – почти полтора миллиарда. На каждого человека в России в год приходится по четыре книги. Но раньше было больше, и в этой связи меня интересует проблема снижения интереса к чтению, которая показывает очевидный спад интеллектуальных потребностей нации. А горячие головы, утверждающие, что будущее за электронной книгой, часто не осознают, что проблема не в том, как закачать на носитель ту или иную информацию, а в том, как правильно сочетать те возможности, которые дают современные технологии, с традиционными познавательными возможностями книги, пробуждающими, в частности, познавательный интерес у подрастающего поколения. Это отдельная научно-методическая работа, которая должна проводиться очень тщательно. Я не ретроград, поэтому мы постоянно участвуем в экспериментах по использованию ридеров в учебном процессе, но мы против бездумного перехода от учебников к ридерам, потому что в первую очередь мы должны думать о состоянии здоровья детей: об их глазах, сердечно-сосудистой и нервной системах.

— Готовит ли «Дрофа» какие-то специальные проекты к своему юбилею или, может быть, к новому учебному году?

А.Ф.:
 К счастью, мы живем уже не в то время, когда к празднику надо было делать двойную норму или отмечать юбилей какими-либо необыкновенными свершениями. Мы ведем стабильную, ритмичную работу – за последние три года подготовили 160 новых учебников, кроме того, активно ведем переработку нашей литературы в соответствии с новыми федеральными стандартами. В прошлом году провели такую работу с учебниками по начальной школе, теперь работаем с основным звеном. При таких темпах и напряженности работы праздновать и «рапортовать» некогда! Но это же замечательно – у нас есть дело, которое вдохновляет!

— Расскажите, пожалуйста, о сегодняшней ситуации во взаимоотношениях между издательствами «Дрофа» и «Просвещение». На основе чего они строятся?

А.Ф.:
 Руководство наших двух издательств не без основания считает, что в интересах российского образования надо переходить от конкуренции к более тесному сотрудничеству. Сегодня мы готовы совместно осуществлять продвижение высококачественной продукции обоих издательств, не мешая, а помогая друг другу. Постоянная конкуренция на поле продаж приносит урон и нам, и нашим партнерам, в то время как совместное предложение предусматривает и совместное продвижение. Идея совместной деятельности возникла еще шесть лет назад, но тогда ее не удалось осуществить, сегодня мы готовы к взаимопомощи и взаимным уступкам, если они идут на пользу нашим конечным потребителям – учителям и их ученикам.

— Вам приходится вести активную административную работу, остается ли время на научные изыскания, ведь Вы все же в первую очередь ученый, а потом уже издатель?

А.Ф.:
 Административные должности мне приходилось занимать всегда – я был деканом исторического факультета Московского государственного педагогического института имени В.И. Ленина, потом первым проректором этого же вуза, позже заместителем министра образования, но я всегда писал, поскольку без этого свое бытие не представляю.

— Недавно Вы выпустили книгу об известном русском мыслителе Федоре Степуне, а что запланировано дальше?

А.Ф.: Это творческая тайна. Возможно, я продолжу близкую мне тему философии русского зарубежья, но не исключаю, что примусь за что-нибудь совсем
иное.

Беседовала Юлия Гнездилова, журнал «Читаем вместе»